Pieuvre



La pieuvre, ou poulpe (осьминог ou спрут), un animal délicat au symbolisme terrible







Le poulpe (du latin polypus, lui-même du grec, signifiant «à plusieurs pieds») était considéré comme un symbole bénéfique (de protection) dans l'Antiquité. Victor Hugo s'est inspiré des écrits du savant Denys-Montfort (sur l'existence de pieuvres géantes) pour en faire un monstre aux allures d'araignée marine, suivi par Jules Verne. Il impose aussi le terme de pieuvre (mot normand de même origine que poulpe) en 1866, suite à son séjour sur l'île britannique de Guernesey. Dans l'imaginaire collectif, «poulpe» renvoie donc plus à un petit animal inoffensif et «pieuvre» à un animal plus impressionnant.
осьмино́г vient du vieux-slave осмь (= восемь, «huit») et нога («pied»). спрут vient de l’anglais sprout, «pousse». Il désigne plutôt un gros animal (parfois un calmar géant) et se prête donc mieux à un emploi métaphorique («капиталистический спрут»).









Depuis plus de 150 ans, la pieuvre (à l'instar de l'araignée) symbolise la Russie qui étend ses tentacules sur l'Europe et le monde...







Anticommunisme...







...mais aussi caricature du nazisme...


...et aussi anticapitalisme, vu par les Soviétiques...







...et les Français...

…ou encore antireligieuse ou antisioniste…

...anticorruption (la pieuvre est souvent le symbole de la mafia).

Caricatures récentes.






Critique du système de maintenance des logements


Manifestation de pêcheurs contre la pieuvre économique

Mais la pieuvre appartient aussi au domaine de l'enfance.


Un beau poème de Edouard Ouspenski, Разноцветная семейка 

Жил осьминог
Со своей осьминожкой,
И было у них осьминожков немножко.

Все они были
Разного цвета:
Первый - зелёный,
Второй - фиолетовый,
Третий - как зебра,
Весь полосатый,
Чёрные оба -
Четвёртый и пятый,
Шестой - тёмно-синий
От носа до ножек,
Жёлтый-прежёлтый -
Седьмой осьминожек,
Восьмой -
Словно спелая ягода,
Красный...
Словом, не дети,
А тюбики с краской.

Была у детишек
Плохая черта:
Они, как хотели,
Меняли цвета.
Синий в минуту
Мог стать золотистым,
Жёлтый- коричневым
Или пятнистым.
Ну, а двойняшки,
Четвёртый и пятый,
Всё норовили
Стать полосатыми.
Быть моряками
Мечтали двойняшки -
А кто же видал моряка
Без тельняшки?

Вымоет мама
Зелёного сына,
Смотрит-
А он не зелёный, а синий.
Синего мама
Ещё не купала.
И начинается
Дело сначала.

Час его трут
О стиральную доску,
А он уже стал
Светло-серым в полоску.
(Нет, он купаться
Нисколько не хочет,
Просто он голову
Маме морочит.)

Папа с детьми
Обращается проще:
Сложит в авоську
И в ванной полощет.
С каждым возиться -
Не много ли чести?
Он за минуту
Их вымоет вместе.
Но однажды камбала
Маму в гости позвала,
Чтобы с ней на глубине
Поболтать наедине.

Мама рано поднялась,
Мама быстро собралась.
А папа за детишками
Остался наблюдать.
Их надо было разбудить,
Одеть,
Умыть,
И накормить,
И вывести гулять.

Только мама за порог,
Малыши с кровати - скок,
Стулья - хвать,
Подушки - хвать
И давай воевать!

Долго сонный осьминог
Ничего понять не мог.
Жёлтый сын
Сидит в графине,
По буфету скачет синий,
А зелёный на люстре качается...
Ничего себе день
начинается !

А близнецы, близнецы
Взяли ножницы
И иголкою острою
Парус шьют из простыни.

И только полосатый
Один сидит в сторонке
И что-то очень грустное
Играет на гребёнке.
(Он был спокойный самый,
На радость папе с мамой.)

- Вот я вам сейчас задам! -
Крикнул папа малышам. -
Баловаться отучу,
Всех подряд поколочу!

Только как их отучить,
Если их не отличить?
Все стали полосатыми,
Ни в чём не виноватыми !

Пришла пора варить обед,
А мамы нет,
А мамы нет!
Ну, а папа -
вот беда-
Не готовил никогда!

А впрочем, выход есть один -
И папа мчится в магазин:
- Я рыбий жир
Сейчас куплю
И ребятишек накормлю.
Им понравится еда!

Он ошибся, как всегда.
Ничто так не пугает мир,
Как всем известный
Рыбий жир.
Никто его не хочет пить -
Ни дети и ни взрослые,
И ребятишек накормить
Им, право же, не просто.

Полдня носился с ложкою
Отец за осьминожками.
Кого ни разу не кормил,
В кого пятнадцать ложек влил!

Солнце греет
Пуще печки,
Папа дремлет
На крылечке,
А детишки-осьминожки
Что-то чертят на дорожке.

Палка,
Палка,
Огуречик-
Вот и вышел человечек.
А теперь добавим ножек...
Получился осьминожек!

Тишина на дне морском.
Вот пробрался краб ползком.
Круглый, словно сковородка,
Скат проплыл, за ним треска.
Всюду крутятся селёдки,
Несолёные пока.

Словом, всё теперь в порядке.
Но какой-то карапуз
Где-то раздобыл рогатку
И давай стрелять медуз.
Папа изловил стрелка
И поколотил слегка.
А это был вовсе
Не папин сынок,
А просто соседский
Чужой осьминог.

И папа чужой
Говорит очень строго:
- Я своих маленьких
Пальцем не трогаю.
С вами теперь поквитаться хочу
Дайте я вашего поколочу!

- Ладно. Берите
Какого хотите,
Только не очень-то уж
Колотите!

Выбрал себе осьминог малыша,
Взял и отшлёпал его не спеша.
Только глядит,
А малыш тёмно-синий
Стал почему-то вдруг
Белым, как иней.
И закричал тогда папа чужой:
- Батюшки светы,
Да это же мой!

Значит, мы шлёпали
Только моих,
Так что теперь
Вы должны мне двоих!

Ну, а в это время
Дети-осьминожки
Стайкою гонялись
За одной рыбёшкой...
Налетели на порог
И запутались в клубок.

Папы стали синими,
Папы стали белыми:
- Что же натворили мы,
Что же мы наделали?
Перепутали детишек
И теперь не отличишь их!
Значит, как своих ушей
Не видать нам малышей!

- Вот что, -
Говорит сосед, -
Выхода другого нет!
Давайте мы их попросту
Разделим пополам:
Половину я возьму,
А половину - вам!

- УРА! УРА!
УРА! УРА!
Если б не безделица:
Девятнадцать пополам,
Кажется, не делится.

Устали, измучились
Обе семейки
И рядышком сели
На длинной скамейке.

Ждут - ну когда ж
Наши мамы вернутся?
Мамы-то в детях
Своих разберутся.


















Le dessin animé soviétique de 1976 inspiré du poème















Symbole commercial.


Une chaîne de magasins

Ecussons.


Gastronomie.



Une ancienne revue satirique.

Un film de 1916: Бездна

Inspiration littéraire.




Aucun commentaire:

Enregistrer un commentaire